/Интервью Генерального секретаря ГУАМ Алтая Эфендиева для «Главком»

Интервью Генерального секретаря ГУАМ Алтая Эфендиева для «Главком»

Господин Эфендиев, скажите, чем сегодня является ГУАМ? Демократия и экономическое развитие – основные цели организации?

Действительно, сегодня мы делаем акцент на экономических вопросах. У нас есть соглашение о зоне свободной торговли, вступившее в силу в 2006 году, сегодня мы работаем над его распространением на пространство ГУАМ. Три государства-члена ГУАМ подписали соглашение о свободной торговле с ЕС, Азербайджан продолжает вести переговоры с Брюсселем по этому вопросу. Не стоит забывать о транспортном коридоре ГУАМ, концепция которого была утверждена еще в 2013 году. Сегодня мы пытаемся перевести ее на язык практических дел. В 2017 году в Киеве прошла встреча премьер-министров ГУАМ, где функционирование зоны свободной торговли и транспортного коридора были в центре внимания. Наш транспортный коридор может помочь связать Европу со странами Азии и Персидского залива, в этом есть не только экономическая выгода, но и политическая значимость деятельности нашей организации. Если мы обеспечим функционирование привлекательного и безопасного транспортного коридора ГУАМ, в его развитии будет заинтересовано все мировое сообщество. Напомню, что входящие в нашу организацию страны объединены не только общими интересами, но и общими проблемами.

В своей работе мы стараемся охватить все важнейшие сферы экономики – от функционирования транспортного коридора, туризма и сельского хозяйства до инноваций и современных технологий. Мы последовательно боремся с незаконным оборотом наркотиков, оружия, торговлей людьми. Важное направление – сотрудничество в сфере культуры, работа с молодежью. На очереди в нашей работе блок демократических преобразований, взаимоотношений с ЕС, Советом Европы, ОБСЕ.

Мы говорим не только о расширении сфер сотрудничества, но и об усилении полномочий, координационной функции Секретариата ГУАМ. В прошлом году министрами иностранных дел был инициирован процесс по определению перспектив развития организации на основе Vision Paper, подготовленного Председательством Грузии. Полагаю, эта инициатива усилит интеграционные процессы внутри ГУАМ, роль Организации в формировании региона как зоны мира, стабильности и развития, повысит ее авторитет и значимость на международной арене. Эти вопросы будут обсуждаться в октябре 2018 года в Кишиневе.

Когда ГУАМ создавался в 1997 году, экономической основой его работы выглядел вопрос транзита каспийской нефти. Сегодня ситуация изменилась?

Этот вопрос не был приоритетным, основное внимание было сосредоточено на противодействии вызовам, связанным с распространением наркотиков, незаконным оборотом оружия, торговлей людьми. США активно поддерживали наши страны в этом вопросе, помогали укреплять границы, институционально укрепляли правоохранительные, пограничные и таможенные органы.  Энергетическая составляющая возникла чуть позже, по мере разработок месторождений на Каспии. Тогда появились несколько альтернативных проектов по транспортировке углеводородов в Европу через Украину. Однако ввиду того, что объемы поставок нефти и природного газа, главным образом из Азербайджана, уже были привязаны к новой региональной трубопроводной инфраструктуре — Баку – Тбилиси – Джейхан (нефть) и Баку – Тбилиси – Эрзурум (газ), а новых источников не появилось, то продвижение данных инициатив приостановилось. Сегодня ситуация несколько изменилась, наращиваются поставки через инфраструктуру региона нефти из Казахстана, прорабатывается вопрос присоединения Туркменистана к трубопроводной системе Азербайджана и Грузии для поставок природного газа в европейские страны. Полагаю, что вопрос о транзите Каспийских углеводородов через Украину в Европу может стать актуальным.

Быть может, Туркменистан присоединится к ГУАМ?

Об этом пока речь не идет. Признаю, что в работе ГУАМ после 2008 года, после российско-грузинской войны наблюдался спад. Буквально накануне боевых действий прошел саммит глав государств ГУАМ в Батуми, и уже почти 10 лет президенты стран ГУАМ не собирались. В прошлом году в Киеве нам удалось провести встречу премьеров. В июне текущего года премьеры государств-членов ГУАМ встретятся в Кишиневе. На 2019 год есть предпосылки для саммита глав государств и правительств во время председательства Украины. Есть востребованность в интенсификации диалога.

Встреча Премьер-министров государств-членов ГУАМ

Президент Украины Петр Порошенко заявил о сворачивании отношений Украины и СНГ, полноправным членом которого наша страна никогда не была. Как Вы думаете, это повлияет положительно на ГУАМ?

Не стану скрывать, что мы ожидали от Украины большей вовлеченности в дела ГУАМ, но до Революции Достоинства членство в ГУАМ не было в приоритетах официального Киева. В 2014 году, когда Россия блокировала транзит украинских товаров в восточном направлении, сотрудничество в рамках ГУАМ получило новый импульс.  Транзитный потенциал нашего региона оказался вновь востребованным, он отвечает нашим общим интересам, в его развитии заинтересованы самые разные государства.

Есть еще нюанс: Порошенко недавно назвал Украину, Грузию, Молдову «принадлежащими к Западному альянсу», при этом не упомянув Азербайджан…

Государства, входящие в ГУАМ, реализуют свой проект более 20 лет, «Восточное партнерство» существует меньше, и мы относимся к нему без ревности. К тому же все государства ГУАМ являются его членами.  У ГУАМ свои цели и задачи, своя повестка дня, рассчитанная на 10-15 лет предметных действий, направленных на формирование зоны стабильности, безопасности и развития. Если Украина, Грузия, Молдова видят себя в будущем членами ЕС, а Азербайджан – стратегическим партнером Европейского Союза, это не является проблемой. К тому же я не исключаю эволюции геополитического контекста, это не противоречит формату ГУАМ.

Вы справедливо заметили, что страны ГУАМ объединены конфликтами на их территории. Действительно, это есть. Интересно, на международной арене четверка ГУАМ ведет согласованную политику?

Однозначно – да. В рамках ООН мы ежегодно выносим на заседание Генеральной Ассамблеи резолюцию о затянувшихся конфликтах на пространстве ГУАМ, стремимся мобилизовать максимальную поддержку для ее принятия. В 2017 году я в качестве генерального секретаря и другие представители ГУАМ выступали на заседании Совета Безопасности ООН. Мы безоговорочно поддерживаем территориальную целостность друг друга. Мы стремимся использовать накопленный опыт выработки согласованной позиции по болезненным для наших стран вопросам. К сожалению, некоторые европейские государства воспринимают позицию ГУАМ как «проамерикански-деструктивную», и мы пытаемся ломать лед недоверия в этом случае.

В этом контексте отмечу, что в условиях гибридной агрессии наиболее заметным является дефицит информации. Как выглядит информационная политика ГУАМ?

Мы только сейчас приходим к необходимости консолидированной информационной политики ГУАМ. В прошлом году в ходе встречи министров иностранных дел ГУАМ в Тбилиси как раз была поставлена задача сформировать стратегию коммуникаций, сейчас готовим встречу экспертов по этому вопросу. Очевидно, что информационная политика должна быть не только согласованной, но и более оперативной, ее зачастую нужно вести на упреждение.

Интересно, есть ли сила, стремящаяся закрыть проект ГУАМ?

Такие силы, безусловно, есть. ГУАМ не всеми воспринимается в России, там нас считают антироссийской инициативой. Мы пытаемся это отношение нивелировать. У стран-членов ГУАМ есть проблемы в отношениях с Россией, но сама организация никогда не делала антироссийских заявлений.

У истоков ГУАМ стояли США, администрация Билла Клинтона. Команда Дональда Трампа обращает внимание на ГУАМ?

В прошлом году после длительного перерыва состоялась встреча министров иностранных дел ГУАМ с ответственным лицом Госдепартамента США, где была подтверждена взаимная заинтересованность в развитии сотрудничества.  Сейчас необходимо трансформировать эту заинтересованность в русло практического сотрудничества, и в этом вопросе больше зависит от государств ГУАМ, а не от Вашингтона.  Признаю, что страны Запада в отношении государств ГУАМ не всегда были последовательными, но этот период, надеюсь, позади.  ГУАМ должен проявить себя как дееспособный региональный формат. Мы внутри ГУАМ осознаем необходимость держаться вместе, независимо от степени интереса США к нашему региону. По крайней мере, последние события в международных отношениях подсказывают, что подобная стратегия будет единственно верной. У ЕС нет единого подхода в отношении ГУАМ, для США этот проект отошел на второй план, но мы будем продолжать свою работу даже в условиях вызовов неопределенности. Голос ГУАМ должен звучать уверенно и громко, мы рассчитываем на тесное взаимодействие с нашими партнерами, на заинтересованность соседних стран и Китая в реализации проекта транспортного коридора ГУАМ.

Евгений Магда, директор Института мировой политики для «Главкома»